Menu

Banner

Архитектурный ансамбль Ходжа Ахрара

На юго-западной окраине Самарканда в районе древнего кладбища Джакердиза расположен архитектурный ансамбль, постройки которого – медресе, летняя мечеть и дахма с могилой Ходжа Ахрара – живописно обрамляют стороны двора с большим водоемом-хаузом посредине.

Основание ансамбля связано с деятельностью главы религиозного ордена Накшбандиев во второй половине XV в. Ходжа Ахрара (Насыр ад-дина Убейдаллаха). Уроженец горного селения Багустан (район Ташкента), Ходжа Ахрар на 22-м году жизни, в 1426 г, впервые посетил Самарканд. Возможно, он тогда уже проникся честолюбивыми замыслами и стал вербовать сторонников ортодоксального вероисповедания, разжигая в них ненависть к светскому образу жизни и культуре, процветавшими при дворе Улугбека. О причастности Ходжи Ахрара к убийству Улугбека в 1449 году сведений нет. Однако, примечателен факт переселения Ходжа Ахрара в Самарканд на постоянное жительство сразу же после воцарения Абу Саида в 1451 г. К 1469 г., когда на престол был возведен сын Абу Саида и воспитанник Ходжа Ахрара царевич Ахмад, «деревенский шейх», как называли Ходжа Ахрара сторонник городской культуры, достиг неограниченной власти и стал фактическим правителем Самарканда и самым богатым землевладельцем в государстве. Сорокалетнее правление Ходжа Ахрара характеризуется разгулом религиозной реакции и резким упадком культуры.

Из источников известно следующее. Дом Ходжа Ахрара находился в местности Матурид северо-западной части Самарканда. Но религиозная деятельность шейха больше связана с территориями южной и юго-западной частей города. Около 1455-1456 гг. в квартале Сузангарон близ ворот того же наименования им было построено медресе. Несколько восточнее Сузангаранских ворот располагались ворота Кари-гох (позднее называвшиеся воротами Намаз-гох, а затем Ходжа-Ахраровскими), от которых шла дорога в пригородный квартал Кафшир, где Ходжа Ахрар основал общежитие суфиев, обнесенное стеной и называвшееся «махаутаи-муллаян». Здесь Ходжа Ахрар был похоронен в 1490 г.

Могила Ходжа Ахрара существует и поныне, а здание, основанное им, исчезло. В первой половине XVII в. на упомянутой территории диван-беги Надир Мухаммед строит обширное медресе. Тогда же, в XVII в., на западной стороне участка между дахмой Ходжа Ахрара и медресе была возведена летняя мечеть. В таком составе без существенных изменений ансамбль сохранился до наших дней.

Первые известные нам сведения об ансамбле приведены в сочинении Абу Тахир Ходжи «Самария», опубликованном в переводе В.Л.Вяткина в 1899 г. Автор сочинения в поэтических выражениях благословляет могилу Ходжа Ахрара и перечисляет расположенные рядом другие гробницы и сооружения – «хауз, в тени деревьев, подобных небесному дереву туби, медресе Надир диван-беги, расположенное к северу от мазара шейха» (1, стр. 199-202). Примечательно, что здание суфийского общежития – ханаки – автором сочинения не упоминается. Следовательно, в это время, в начале XIX в., оно уже не существовало.

С.А.Лапин перевел надписи на надгробном камне Ходжа Ахрара, в которых приведена генеалогия шейха, даты рождения и смерти (805-896 гг. хиджры). На облицовках портала медресе Надир диван-беги С.А. Лапин прочитал стихи:

В эпоху царствования великого султана,

Главы религии, хакана, сына хакана,

Царя царей, небесно-высокого главы,

В привратники которому (лишь) пригоден Джамшид,

Построено это величественное здание,

Коему в минбары подходят девять вращающихся небес;

Фундамент его заложен на спину рыбы,

Высота его доходит до сияющей луны;

По приказанию высокопоставленного и справедливого

Надирбека-Тагы, уважаемого всею знатью…

В «Туркестанском альбоме» имеются две фотографии медресе Надир диван-беги, относящиеся к 70-м годам XIX в. На одной из них запечатлены остатки конструкций ныне совершенно утраченного барабана над мечетью. На другой представлен южный фасад медресе. В 1933 г. увидела свет брошюра В.Л.Вяткина «Памятники древностей Самарканда» с краткой характеристикой медресе и датой постройки – 1048 г.

Медресе Надир диван-беги долгие годы находилось в арендном использовании и не было доступно для исследований. В связи с этим научные публикации по архитектуре Средней Азии не содержат даже упоминаний об этом памятнике. Лишь в книге П.Ш.Захидова (1965 г.) дано краткое описание летней мечети и некоторых элементов ее декора.

В 1968 г. мы получили возможность выполнить обмеры и провести исследование ансамбля, результаты которых составляют содержание настоящей статьи. (В обмерных работах принимали участие архитекторы А.Р.Акименко, В.А.Голиков, Н.Н.Кузьмина, А.А.Ткаченко).

В мозаичной надписи на главном портале медресе говорится о начале постройки в 1040/1630-31 гг. и завершении ее в 1045/1635-36 гг. «упорядочителем веры Надир Мирзаи Тагай диван-беги, сыном Султана Мирзаи». В надписях на дворовых фасадах упоминаются руководитель работ Ходжа Хашим и главный зодчий-строитель Дуст Мухаммед. 

Планировочное решение медресе Надир диван-беги повторяет в общих чертах распространенную в XVI-XVII вв. схему 4-айванной дворовой композиции. Углы вытянутого по продольной оси двора срезаны и оформлены пятигранными нишами. Те из них, которые примыкают к восточному ряду помещений, имеют в каждой грани дверной проем. Ниши, расположенные на западной стороне, - глухие, ибо за ними нет помещений. Восточную линию медресе составляют входной портал и по три худжры с его обеих сторон. Крылья главного фасада дошли до нас в сильно деформированном виде – южное крыло разломано вообще, а северное искажено ремонтами и переделками. Первоначально же они, по-видимому, открывались в сторону площади арочной аркадой. В углах восточного фасада размещались квадратные помещения, перекрытые куполами.

Архитектурное решение главного фасада медресе похоже на аналогичное здание, построенное тем же Надиром диван-беги в Бухаре. Северная и южная части в основном одинаковы. Середины их подчеркнуты айванами, возвышающимися над шеренгами худжр (их пять с каждой стороны айванов). Северный айван с наружной стороны не был обозначен. Высокая кирпичная стена северного фасада медресе, протянувшаяся вдоль узкой улочки, не имела каких-либо архитектурных членений и деталей. Южный же айван, выходивший на территорию ансамбля, был оформлен порталом с дверным проемом по центру. Западная сторона медресе занята мечетью с обширным квадратным залом и боковыми помещениями. Здание мечети почти полностью утратило свой первоначальный вид. Вместо древнего купольного перекрытия устроено деревянное балочное с опорой на четыре колонны. Балки и кессоны с жердями-васса и плоскими плафонами украшены живописью, выполненной в манере XIX-XX вв. По стенам сохранились ниши, не выходящие за пределы четверика, на верхний обрез которого сейчас опираются балки деревянного потолка.

Конструктивная кладка здания медресе выполнена из квадратного кирпича со стороной размером 26-27 см при толщине 5-5,5 см, 10 рядов и 10 швов кладки составляют 70-72 см, раствор повсеместно применен ганчхаковый с примесью цемянки. В изломе он розового цвета, пористый, с вкраплениями крупинок непогашенной извести и размельченного кирпича.

Размеры частей здания в черновой кладке значительно отличаются от размеров в облицовке, которая выполнена с наращиванием на 13-18 см. Прием этот, называемый «хатоба», характерен для облицовок XVI-XVII вв. В Самарканде он отмечен на зданиях медресе Шир-Дор и Тилля-Кари.

Своды и арки выложены клинчатой кладкой толщиной в один кирпич при пролетах до трех метров и в два-три кирпича при больших пролетах. Кривые стрельчатых арок, как правило, четырехцентровые, крутые у пят и с невысокой стрелой подъема. В боковых помещениях мечети сохранились щитовидные паруса, в одном из углов входного помещения (дарваза-хана) просматривается щитовидный парус с дополнительными сетчатыми элементами.

Входной портал медресе тяжеловесен по пропорциям, приземист. Первоначальное завершение его утрачено и заменено кладкой из кирпича европейского образца.

На фасадах медресе сохранились керамические облицовки, которые по технике исполнения можно подразделить на две группы: изразцовые наборы без швов в блоках и резные мозаичные наборы. Для первых характерны невысокое качество глазурей, небрежный набор блоков, неточная стыковка блоков между собой. В мотивах геометрической орнаментации повторяются хорошо известные сочетания стилизованных восьмигранников, звезд и диагональных квадратов, заполненных буквенным орнаментом. В нишах на восточной стороне двора мастера предприняли неудачную попытку обновить и усложнить орнамент. Они развернули ряды облицовки на щипцовой стене веером, что привело к нарушению геометрической логики орнамента.

Мозаичные наборы из кашиновых плиток обильно насыщены желтым и зеленым цветом, броским и негармоничным по тону, не очень чист голубой цвет. Но мастерство художников-мозаистов, несомненно, высоко. Орнаментальные мотивы наборных мозаик варьируют распространенные декоративные композиции и темы. В тимпанах это крупные розетки сложной формы, картуши по углам на фоне упругих спиралей с листьями, цветами и бутонами. Композиции, близкие описанной, встречаются в украшениях медресе Шир-Дор и ханаке Ходжа Абди-Бирун в Самарканде. В бордюрах чаще всего употреблен мотив крупного желтого побега «ислими» на зеленом фоне. Иногда побег перевивается вторым стеблем или ритмично компонуется с розетками и картушами. В малых тимпанах над окнами худжр использован несложный звездчатый орнамент, такой же, как в бухарском медресе Надир диван-беги. Возможно, строительство обоих медресе осуществляли одни и те же мастера. Следует отметить также сохранившиеся в нескольких окнах изразцовые решетки-панджара. Шестигранные ячейки их окружены голубыми брусками и соединены синими треугольными вставками. По контуру ячеек приложена узкая синяя лента. Решетки просты по форме и удачно найдены по масштабу. Этого нельзя сказать про ленты с надписями, но здесь скорее сказалась слабость каллиграфов, нежели мозаистов.

От первоначального декора в интерьере мечети сохранилось немного. Михрабная ниша была облицована резной наборной и изразцовой мозаикой. В нескольких местах уцелели фрагменты керамической панели, составленной из крупных зеленых шестигранников с желтой окантовкой и с широким бордюром из желтых розеток на синем фоне. Керамический декор михраба и панели по стилю и технике составляет одно целое с облицовками наружных фасадов медресе.

Портал мечети, обращенный во двор медресе, отличается от входного портала стройностью пропорций, богатством и изысканностью композиций архитектурного оформления. Углы портала фланкированы тонкими трехчетвертными колонками, стройность которых подчеркнута динамичным спиралевидным узором. Пилоны расчленены на три яруса декоративных ниш, украшенных растительным орнаментом со стилизованными букетами, прорастающими из фигурных ваз. Мотив этот встречается часто на постройках XVI-XVII вв., особенно на бухарских. Затейливый мозаичный узор на тимпанах арок и сплошной изразцовый ковер на софитах и щипцовой стене ниши дополняют наряд портала.

Но в композиции декора наблюдается некоторая несогласованность между панелью и вышележащими архитектурными формами. Панель портала облицована мраморными плитами, скомпонованными в прямоугольные панно. На углах портальной ниши панель ограничена базами, которые обычно поддерживают угловые колонны под архивольтом арки или служат основанием для жгутов, оконтуривающих арку. В данном же случае на круглые мраморные базы опирается характерная для портальных композиций XVII в. скошенная под углом 45 градусов плоская грань архивольта. Это обстоятельство навело нас на мысль, что мраморная панель с базами и облицовка скошенной грани разновременны. Затем была выявлена четкая разрезка между кладкой крыльев мечети и угловых пятигранных ниш медресе, а графическим анализом установлено различие в масштабном и пропорциональном строе фасада мечети и остальных частей медресе. Все эти данные говорили о том, что медресе пристроено к зданию мечети.

В планировочной композиции всего ансамбля следует отметить еще одну особенность: ориентация михрабных ниш в медресе и в летней мечети, расположенной на прилегающем к медресе участке, различна. Михрабная ниша в западной стене мечети при медресе имеет склонение к югу на 22 градуса, т.е. направлена в сторону Мекки на основании заранее произведенных вычислений. Имеются сведения о том, что в XV в. направлению михрабов придавалось существенное значение. В XVII в. этого правила не придерживались и ориентировали молитвенные ниши чаще всего просто на запад. Именно так ориентировали михраб летней мечети, которая по ряду признаков построена в XVII в. Это обстоятельство подтверждает еще раз предположение о разновременности возведения мечети при медресе и самого медресе Надира диван-беги.

Мы не располагаем документами о точном месте расположения общежития суфиев, т.е. ханаки, построенной Ходжа Ахраром. Однако планировочное решение мечети в медресе Надира диван-беги с молитвенным залом на главной оси и служебными помещениями по сторонам имеет много общего с ханакой ансамбля Мухаммед Султана в Самарканде (конец XIV в.) и ханакой Кокильдора в Термезе (XV-XVI вв.). По нашему мнению, помещение, к которому Надир диван-беги пристроил медресе, до этого являлось ханакой Ходжа Ахрара, построенной в XV в. и упоминаемой в источниках. Служебные помещения в ханаке Ходжа Ахрара были связаны проемами с залом и имели выходы на территорию, обнесенную оградой. Восьмигранный   хауз, сохранившийся и поныне, был клмпозиционно объединен со зданием ханаки одной осью, причем стороны хауза были параллельны стенам здания. Ханака и хауз принадлежали одному комплексу сооружений, возведенных Ходжа Ахраром около древнего кладбища Джакердиза, почитаемого мусульманами (2, стр.140). Именно здесь Ходжа Ахрар и был погребен в 1490 г. Могилу его, согласно ритуалу, ориентировали в направлении север-юг и отметили намогильным сооружением – дахмой.

От архитектурного оформления здания ханаки Ходжа Ахрара сохранились только остатки мраморных панелей и баз на портале. О степени сохранности конструкций XV в. судить невозможно, поскольку они закрыты поздними облицовками и ремонтными обкладками.

Расположение ханаки на участке и ее ориентация предопределили планировку медресе Надир диван-беги. Пятигранными нишами медресе, примкнувшими к боковым помещениям ханаки, строители медресе связали разновременные части воедино, но ниши оказались декоративными – угловых помещений здесь не получилось.

Для связи с территорией ансамбля на южном фасаде медресе, обращенном во двор с древним хаузом и дахмой Ходжа Ахрара, устроили портал с проходным проемом. Крылья южного фасада по сторонам портала сильно пострадали и сейчас представляют собой глухую кирпичную стену, пестрящую заплатами из разнообразного кирпича. Но среди хаоса разновременных кладок внимательный взгляд различит остатки ритмичного ряда былой аркады, оформлявшей в XVII в. этот фасад. В противоположность северному наружному фасаду, лишенному украшений с самого начала, южный фасад был достаточно параден. Изразцовые наборы на плоскостях портала сочетались с мозаичными тимпанами и панно. Надо полагать, что и аркада была облицована художественной керамикой. Архитектурной разработкой южного фасада подчеркивалась идейная связь медресе с комплексом сооружений у могилы Ходжа Ахрара.

Тогда же на западной стороне двора была построена летняя мечеть, и ансамбль получил свое окончательное оформление. Композицию летней мечети слагают чередующиеся открытые айваны и закрытые помещения, расположенные в один ряд. Крайние с юга айван и закрытое помещение, несомненно, относятся к XVII в., по-видимому, ко времени строительства медресе. На это указывают стилистическая общность декоративного украшения обоих сооружений, качество мозаичных облицовок, характер орнамента, вплоть до совпадения отдельных фрагментов.

Айван и закрытое помещение, расположенные к северу от этой группы, по центру этой мечети, отличаются от южной ячейки размерами, пропорциями и декоративным оформлением. Квадратный в плане шестиколонный айван с трех сторон ограничен толстыми стенами, в которых прорезаны входы в закрытые помещения. Время пристройки центральной группы летней мечети к первоначальному ядру неизвестно. Не дает ответа на этот вопрос и изучение стилистических особенностей, конструктивных и декоративных деталей постройки, ибо здесь встречаются элементы повторного использования, да и само здание в начале XX в. подверглось основательной реконструкции. Мы условно разделяем помещения летней мечети на группы XVII в. – южную и более позднюю – центральную.

В начале XX в. к закрытому помещению центральной части летней мечети были пристроены служебные комнаты с навесом на столбах со стороны двора. В 1909 г. перед фасадом летней мечети на берегу хауза зодчий Сагдулла возвел шестигранный минарет, о чем имеется надпись на южной стене центрального айвана (6, стр.69-73). Примерно в это же время рухнул купол бывшей ханаки Ходжа Ахрара. При ремонте 1913 г. его заменили плоским балочным перекрытием. Деревянный потолок и стены выше панели отделали заново резьбой по ганчу и росписью. В строительной надписи этого времени указаны имена мастеров – уста Нарзикула и уста Насри. Тогда же надстроили верх входного портала, выложив ритмичный ряд декоративных пилястров из жженого кирпича европейского формата. К юго-восточному углу здания медресе пристроили небольшое входное помещение и узкий коридор, который направлял посетителей прямо к дахме Ходжа Ахрара. Надпись на входных воротах гласит: «Чего бы ни хотел ты, ты найдешь на этом пути».

В своем современном виде ансамбль Ходжа Ахрара привлекает живописным сочетанием разновеликих и разнохарактерных архитектурных объемов с сочной зеленью раскидистых чинаров и спокойной гладью водоема. Каждая деталь здесь очень просто и точно вписана в общий пейзаж. В отличие от тимуридских ансамблей, композиция которых строилась на четких осях симметрии, ансамбли XVII в. представляют великолепные образцы свободной планировки, обусловленной рациональным использованием территории, умелой организацией пространства с учетом имеющихся строений, зеленых насаждений, ирригационных устройств. Создатели ансамбля Ходжа Ахрара блестяще справились с задачей объединения построек, имевших разнонаправленные оси. Тонкая художественная интуиция позволила зодчему найти решение, при котором древний хауз стал ядром, организующим и уравновешивающим всю архитектурно-пространственную композицию ансамбля.

Ходжа-Ахрар. Культово-мемориальный ансамбль. Заложен в XV в., перестройки в XVII в. и в XIX-XX вв. Медресе Надира-Диван-биги (1630/31 г.) включает элементы более древнего сооружения (возможно мечети Ходжа-Ахрара XV в.). Оно одноэтажное, с двухайванным двором, обведенным худжрами, с мечетью и дарсханой в торцовой части. Главный фасад выделен порталом, на котором сосредоточен декор из наборов глазурованного кирпича и кашинных мозаик, сочетающих сине-голубую и желто-зеленую гаммы. Вблизи медресе, вдоль обширного квадратного хауза, осененного многовековыми чинарами, расположена на древних фундаментах группа строений. Среди них выделяются летняя мечеть с мозаичным михрабом (XVII в.) и айваном (конец XIX в.) на деревянных колоннах с массивными сталактитовыми капителями и многоцветными росписями, и смежно с нею - зимняя мечеть и второй колонный айван с яркими росписями на потолке (начало XX в.). Рядом - небольшой минарет, возведенный в 1909 г. зодчим Сагдуллой. Возле ансамбля расположено кладбище, возникшее в конце XV в., на котором сохранилось немало мраморных надгробий с орнаментальной резьбой преимущественно эпиграфического характера. Особенно выделяется беломраморная намогильная стелла Ходжа-Ахрара с многострочной вязью арабской эпитафии, выполненной рукой первоклассного каллиграфа.

Наверх