Menu

Banner

Обсерватория Улугбека

Мирзо Улугбек родился 22 марта 1394 года в городе Султания во время похода Тимура на Иран и Азербайджан. Его отцом был младший сын Тимура, владевший Гератом, Шахрух. Когда после смерти Тимура Шахрух в 1409 году подчинил своей власти многочисленных племянников, он отдал Самарканд в удел Улугбеку, которому было тогда 15 лет.

Как свидетельствуют исследователи истории и культуры Средней Азии, Улугбек впоследствии не был талантливым правителем или удачливым полководцем, как его дед.

Но все историки и летописцы тех времен, которые среди описаний бурных перипетий политической борьбы между многочисленными потомками Тимура дают часто нелицеприятную характеристику тем или иным правителям тимуридских уделов XV в., отмечают большую созидательную и научную деятельность Улугбека. Они отмечают, что в своей созидательной работе он как бы является преемником Тимура, и постройки, связанные с его именем, способствуют дальнейшему возвеличиванию Самарканда.

Захириддин Бабур - последний Тимурид и основатель империи Великих Моголов в Индии и в то же время добросовестный летописец событий, связанных с завоеванием Средней Азии узбеками Шейбани-хана и внутренними распрями среди многочисленных князьков Тимуридова дома, пишет: "В обитаемой части земли мало городов таких приятных, как Самарканд", и, описывая вклад Улугбека в застройку города, отмечает:"...В Самарканде и его пригородах много строений и садов (времени) Тимур-бека и Улугбека Мирзы". "Из построек Улугбека Мирзы внутри крепости (сохранились) медресе и ханака. Купол ханаки очень высокий купол; во всем мире показывают не много таких высоких куполов". "Недалеко от медресе и ханаки он построил хорошую баню, "Баней Мирзы" называется. Полы в ней выстланы камнем всех (цветов). К югу от медресе (Улугбек Мирза) построил мечеть, ее называют "Резной мечетью". Резной называется она потому, что ее украсили узорами ислими и китайскими из вырезанных и обтесанных кусочков дерева. Все ее стены и потолок (выложены) таким образом. Между киблой мечети и киблой медресе большое расхождение. Вероятно, направление киблы мечети определяли по звездам".

"Другая высокая постройка Улугбека Мирзы обсерватория у подножия холма Кухак, где находится инструмент для составления звездных таблиц. В ней три яруса. Улугбек Мирза написал в этой обсерватории "Гурагановы таблицы", которыми теперь пользуются во всем мире. Другие таблицы употребляются редко. Раньше пользовались "Ильхоновыми таблицами", которые составил Ходжа Насреддин Туси во времена Хулагу-хана в Мераге. По-видимому, во всем мире было построено не больше семи или восьми обсерваторий"...

...У подножия холма Кухак, по западной стороне, (Улугбек Мирза) разбил сад, известный под названием Баг-и Майдан. Посреди этого сада он воздвиг высокое здание, называемое Чиль-Сутун, в два яруса. Все его колонны каменные. По четырем углам этого здания пристроили четыре башенки в виде минаретов; лестницы, ведущие наверх, находятся в этих четырех башнях. В других местах там всюду (стоят) каменные колонны; некоторые из них витые, многогранные. В верхнем ярусе со всех сторон айван (тоже) на каменных столбах, а посреди айвана беседка о четырех дверях; приподнятый пол этого здания весь выстлан камнем. Возле этой постройки, у подножия Кухака, Улугбек Мирза построил еще один садик. Там он построил большой айван, на айване поставили огромный каменный престол...

В этом садике тоже есть беседка, вся нижняя часть в ней из фарфора, ее называют Чини-хона. Фарфор привезли из Китая..." (З.Бабур. "Бабур-наме", Т., 1958 г., стр. 59-62).

Таким образом, строительство обсерватории у подножия Чупанатинских возвышенностей (холмов Кухак) сопровождалось организацией загородных садов, строительством павильонов, благоустройством и озеленением обширных территорий вдоль арыка Оби-Рахмат. Если учесть, что сами Чупанатинские высоты были местом царской охоты, где был специально построен изящный охотничий павильон, то можно утверждать, что благоустраивается большая пригородная территория на северо-востоке Самарканда, и обсерватория была одним из объектов этих преобразований.

Увлечение светским образом жизни и наукой, а также иногда его несправедливость в обращении с близкими людьми вызывали недовольство среди окружающих. Это послужило причиной борьбы между Улугбеком и его сыном Абд-ал-Латифом, где Улугбек потерпел поражение, а затем был вероломно убит. Это произошло в месяце зуль-хидже 853 г. хиджры, или 27 октября 1449 г.

"Улугбек - море знаний и разума", - пишет Бабур, сообщая тарих, т.е. хронограмму, где в четверостишье была зашифрована дата смерти Улугбека.

 С его смертью Самарканд перестал быть крупным научным и культурным центром. Ученики и последователи Улугбека разъехались по другим странам. Уехал из Самарканда Али Кушчи - ученик и последователь Улугбека, за пределами родины опубликовавший результаты многолетних астрономических наблюдений Улугбека и его сподвижников - "Новые Гурагановы таблицы небесных светил".

Весь долгий и интересный путь развития математических и астрономических знаний от Аристарха Самосского (III в. до н.э.) и Клавдия Птолемея (II в. до н.э.) в эллинистической Греции и до Самарканда XV в. подробно описан М.Е.Массоном, В.А.Шишкиным и особенно Т.Н.Кары-Ниязовым, специально посвятившим свои исследования этим вопросам и анализу астрономической школы Улугбека.

После длительного периода застоя науки в Западной Европе, она вновь начинает развиваться, теперь уже на Востоке. Этому способствовали социально-экономические условия IX-X вв. К этому времени относится деятельность многих выдающихся ученых Средней Азии, которые внесли большой вклад в мировую науку и культуру. 

Первый представитель этой плеяды - математик, астроном Абу Джафар Мухаммад ибн Муса ал-Хорезми (785-857 гг.), "отец алгебры", который в Багдаде основал академию. Им было написано несколько трудов по астрономии: "Трактат об астрономии", "Трактат о солнечных часах" и др. До настоящего времени в математике известен его алгебраический трактат "Противопоставление и сопоставление" или "Хисаб ал-жабр ва-л-мукабала". В XII в. трактат ал-Хорезми был переведен на латинский язык под названием "Liber de algebra et almucabala" - отсюда и происходит термин "алгебра". Ал-Хорезми ввел десятичную систему счета.

Крупный ученый, автор более 150 научных трудов - Абу Рейхан ал-Беруни (973-1048 гг.). Беруни плодотворно вел астрономические и геодезические наблюдения. В области астрономии Беруни подверг сомнению религиозные представления о неподвижности Земли. Он же предложил оригинальный метод определения размеров земного шара, является создателем глобуса. Он создал научные труды по истории, этнографии, химии, астрономии, такие как "Индия", "Ключ к астрономии", "Трактат о Луне" и др.

Всему миру известен Абу Али ибн Сино (Авиценна) (980-1037 гг.). В эпоху средневекового Востока он стал передовым ученым, который оказал большое влияние на развитие прогрессивной мысли народов Средней Азии и обогатил мировую культуру ценными научными открытиями. Он создал более 400 работ в области математики, медицины, астрономии. Особый интерес представляет его медицинский труд "Китаб ал-канун" или "Канон врачебной науки". Заслуга Авиценны состоит в том, что он обобщил достижения научной мысли предшествующий эпох и на основании своего опыта и наблюдений двигал средневековую науку вперед. В 1980 г. весь мир отмечал 1000-летие со дня рождения Абу Али ибн Сино. 

Широко известен выдающийся поэт Востока Омар Хайям. Родился он в Нишапуре (Иран). Прожил много лет в Мерве, в течение нескольких лет работал в Самарканде. Он известен также как ученый-астроном. В области науки Омар Хайям руководил астрономической лабораторией в Мерве. Он создал астрономический календарь, который имел 33-летний цикл. В этом календаре продолжительность года отличается от современных данных на 19 секунд.

На трудах ученых эллинистической Греции, а также   ученых средневековой Средней Азии и сформировался Улугбек как астроном.

Ко времени Улугбека "Ильхановы" таблицы, составленные Насир ад-Дином ат-Туси в Мераге в середине XIII в., устарели и требовали уточнения. Эта работа и была проделана в Самарканде, где были наиболее компетентные специалисты и где громадная обсерватория была снабжена наиболее совершенными и точными инструментами.

Среди ученых Самарканда XV в. выделялся Муса ибн Мухаммад Казы-заде ар-Руми - сын судьи из Византии (1360-1437 гг.). Его называют "Платоном своей эпохи". Он присутствовал на открытии медресе Улугбека в Самарканде, и некоторое время даже преподавал в нем. Написал такие труды как "Трактат об арифметике", "Комментарий на "сумму" о небе", "Комментарий на "модели фундаментов".

Для работы в обсерватории Улугбеком был приглашен величайший математик того времени Гияс ад-Дин Джемшид ибн Мас'уд ал-Каши (ум. ок.1430 г.), который был выходцем из Ирана. Ему было поручено устройство солнечных часов и контроль за направлением меридиана возле здания обсерватории. Он является автором ряда научных трудов, среди которых трактат "Раскрытие счета в арифметике".

Еще один представитель Самаркандской научной школы, ученик Улугбека - Ала ад-Дин 'Али ибн Мухаммад ал-Кушчи, прозванный Али Кушчи (1402-1474 гг.). Его называли "Птолемеем своей эпохи". Автор научных трудов, среди которых "Трактат в честь победы", "Арифметика", "Комментарий на "Зидж Улугбека". В 1449 г., снарядив караван, покинул Самарканд и переселился в Константинополь. Там же он получил место профессора, а затем ректора высшей школы при мечети Айя София. Несомненно, что он привез с собой из Самарканда несколько списков с "Зидж Гурагони" и других трудов самаркандских астрономов. Доказательством тому является то, что большое число рукописей среднеазиатских ученых в настоящее время хранится в библиотеке Стамбула.

Огромная заслуга Улугбека и других ученых состоит в том, что в самаркандской обсерватории был создан каталог "Зиджи-Гураган", известный под названием "Звездные таблицы Улугбека". Каталог содержит координаты 1018 звезд и обширное "Предисловие" к нему. В "Предисловии" излагаются различные системы летоисчисления, задачи сферической и практической астрономии, теория движения Солнца и планет, теория затмений и некоторые другие сведения.

Улугбек является создателем "Таблиц продолжительности звездного года", "Таблиц годового движения планет". Большой интерес представляет таблица географических координат 683 городов не только Средней Азии, но и России, Армении, Ирака, Ирана и даже Испании.

В самаркандской обсерватории была проведена сложная работа по определению наклона земного экватора к плоскости земной орбиты (эклиптика). По Улугбеку (1437 г.) наклонение эклиптики равнялось 23 градусам 30 минутам 17 секундам. Ошибка по сравнению с современными данными составляет 0 минут 32 секунды.

С поразительной точностью было произведено и вычисление продолжительности звездного года, который по расчетам Улугбека равен 365 дням 6 часам 10 минутам 8 секундам. Продолжительность звездного года по современным данным составляет 365 дней 6 часов 9 минут 9,6 секунды. Таким образом, ошибка составляет менее 1 минуты.

Точность вычислений самаркандских астрономов тем более удивительна, что они велись без помощи оптических приборов, невооруженным глазом.

В самаркандской обсерватории было создано несколько научных трудов по астрономии, математике, географии. Но главным среди них считается "Зидж Гурагони" - "Звездные таблицы Улугбека".

Вот что пишет Ж.Н.Делиль (1688-1768), основатель Петербургской астрономической обсерватории, приглашенный из Парижа: "Улугбек, от имени которого были выпущены эти таблицы, ссылается заранее в своем предисловии на важные дела, которые доставляет ему управление государством, и заявляет, что в своей работе он опирался главным образом на доктрину своего учителя Салах ад-Дина, прозванного Кази-Заде ар-Руми. Однако поскольку Кази-Заде умер до того, как работа была закончена, Гияс ад-Дин Джамшид, его коллега, и Али Кушчи, сын Кази-Заде, внесли последнее усовершенствование в эту работу.

Астрономические таблицы Улугбека разделены на 4 части. Первая трактует об эрах и эпохах и содержит 5 глав. Вторая - об определении времени, из 22 глав. Третья - о движениях планет, из 13 глав. И четвертая - о неподвижных звездах, делится на 200 разделов, или статей.

Эти таблицы считаются самыми точными из всех, которые оставили нам магометане. Они были составлены первоначально на арабском языке и переведены на персидский язык по заглавием "Дастур ал-амал фи тасхих ал-джадвал" Мухаммадом ибн Мухаммадом, по прозвищу Мирим, в 904 году хиджры и посвящены султану Баязету, второму султану, носившему это имя".

Делиль пишет: "Улугбек, самый современный из великих астрономов, был сыном Шахруха и внуком великого Тамерлана. Поскольку он сам был весьма могущественным князем, он мог делать совершенно королевские затраты на развитие астрономии. Он приказал построить в Самарканде сильно восхваляемую школу, которая, говорят, не имела себе равной во всем мире. У него было более 100 человек, содержащихся в этой школе на его средства и занятых исключительно научными исследованиями. Главным образом там культивировалась астрономия, и говорят, что для наблюдений, проводившихся в этой школе, использовался квадрант, радиус которого был столь же велик, как высота вершины свода храма святой Софии в Константинополе, которую оценивают более чем в 180 футов" (1 французский фут равен 32,48 см. Таким образом, 180 футов - это 58,6 м. Найденные при раскопках остатки инструмента Самаркандской обсерватории имеют радиус 40,2 м). В 1648 г. в Оксфорде, одном из старейших очагов науки и культуры Англии, была впервые опубликована небольшая часть главной работы, выполненной в Самаркандской обсерватории Работу подготовил к печати Джон Гривс - профессор кафедры Савилиат Оксфордского университета, которая включала положения только 98 звезд из "Зидж Гурагони". В этом же году отдельным изданием в Лондоне вышли подготовленные Гривсом географические таблицы Насир ад-дина Туси и Улугбека, а через 2 года - первая часть предисловия к "Зидж Гурагони" - "Хронология". Спустя 17 лет после первой оксфордской публикации, в 1665 г. востоковед и переводчик библиотеки Оксфордского университета Томас Хайд подготовил и издал на персидском и латинском языках "Зидж Улугбека" включающий 1018 звезд, под названием "Таблицы широт и долгот неподвижных звезд по наблюдениям Улугбека". В 1917 г. "Звездные таблицы Улугбека" были изданы в Вашингтоне.

"Звездный каталог" Улугбека издавался неоднократно. Значительное внимание к нему проявил польский астроном Ян Гевелий. В 1690 г. он подготовил публикацию таблиц Улугбека. Свою книгу "Предвестник астрономии", изданную в Гданьске, Ян Гевелий иллюстрирует 56 картами созвездий и двумя гравюрами с изображением великих астрономов мира. Гравюры созданы неизвестным голландским художником XVII в. На первой Улугбек представлен в обществе пяти выдающихся астрономов: древнегреческого ученого Птолемея, датского ученого Тихо Браге, Риччиоли, Вильгельма IV, Яна Гевелия. Все они сидят за круглым столом, возглавляемые музой астрономии - Уранией. На этой аллегорической гравюре Улугбеку отведено первое место справа от Урании - дань уважения автора книги самаркандскому ученому.

На второй гравюре Улугбек изображен во весь рост среди 10 астрономов различных эпох и народов. Третьим по счету справа от Урании - Улугбек. На верху надпись: "Преемникам серьезно дело вручаю".   Это символ того, что наука объединяет   ученых и народы, к которым они принадлежат и направляет их усилия на прогресс человечества.

В 1968 году в библиотеке Британского музея были обнаружены два изображения Улугбека: одно в рукописи XVI в., второе - XVIII в. Одно прижизненное изображение Улугбека имеется в рукописи XV в., хранящейся во Фрировской галерее искусств в Вашингтоне.

После смерти Улугбека деятельность обсерватории затихает, и она приходит в запустение. Судя по словам Бабура, в конце XV в. она еще существовала, а потом начинает разрушаться. Причем разрушение здания и растаскивание его на кирпич было произведено столь основательно, что вскоре от него остались только горы строительного мусора. Обсерватория среди местного населения начинает забываться, и к концу XIX в. память о ней постепенно исчезает.

В XVII в. новые, отличные по структуре обсерватории начинают появляться в Индии, но вообще уже Европа становится центром астрономических наблюдений, где с появлением телескопа можно было создать новые, более точные таблицы. Однако до этого времени только гурагановы таблицы Улугбека имели наибольшее хождение в мире.

Практическая потребность в астрономических наблюдениях в Средней Азии оставалась, о чем свидетельствуют сохранившиеся портативные медные астролябии, которые давали возможность определения азимутов светил, правда, не с той точностью, как в обсерваториях, но достаточной для практических нужд. Причем эти астролябии представляли собой настоящие художественные изделия, поражающие изысканностью узоров и тщательностью гравировки.

В конце XIX в. приезжих и местных ученых стал волновать вопрос: а где же обсерватория? Где ее остатки, если она была разрушена? - ответить на этот вопрос удалось не сразу, пока чиновник Самаркандского областного правления В.Л.Вяткин, будущий известный востоковед и археолог, разбирая старые земельные акты, не встретил вакуфный документ, где упоминался "тали расад", - т.е. "холм обсерватории" и где указывалось место его нахождения. Оно соответствовало указаниям Бабура и самому названию холма - "пои расад", т.е. "подножие обсерватории".

Безусловно, первенствующее значение в деле изучения обсерватории Улугбека имеет находка места ее былого существования и первые раскопки, проведенные замечательным энтузиастом Василием Лаврентьевичем Вяткиным в 1908 и 1909 годах. Уже тогда были выявлены остатки "круглой стены", а также нижняя часть громадного главного инструмента обсерватории, спускавшегося в толщу скалы на глубину до 10 метров. Это были остатки вертикального меридионального секстанта с двумя мраморными, разделенными на градусы дугами. В этих мраморных дугах вытесаны два прямоугольных желобка, куда, очевидно, вставлялись медные брусья с более мелкими насечками, что давало возможность более точного отсчета высоты стояния солнца в зените при прохождении через меридиан обсерватории.

После того, как в 1914 г. был снят с территории обсерватории очень толстый слой строительного мусора, инженер П.П.Лебедев воздвиг над траншеей с остатками секстанта очень прочный кирпичный свод с небольшим порталом с северной стороны, который и сейчас предохраняет траншею от загрязнения и атмосферных осадков.

На протяжении многих лет археологами, востоковедами, архитекторами, астрономами на территории обсерватории проводились исследования. В результате был воссоздан внешний облик этого уникального здания. Все ученые сходятся в одном: это было массивное круглое здание диаметром 46,6 м с четкой распланировкой помещений, как это было вскрыто раскопками. Бабур конкретно говорит об обсерватории: "В ней три яруса". На третьем этаже располагается открытая арочная галерея. Венчает здание большой семирядный карниз из сталактитов типа мукарнас.

Снаружи первый этаж глухой, облицованный кирпичной декоративной выкладкой, подобно памятникам XV в. Второй этаж имеет плоские стрельчатые ниши, также заполненные геометрическим орнаментом из глазурованных кирпичиков.

Как известно, высота здания определялась из условия нахождения диоптра секстанта на уровне крыши. Радиус окружности секстанта равняется 40,212 м. Уровень пола здания был выше нижнего конца секстанта на 10,994 м. Разностью этих двух величин - 29,218 м - и определяется внутренняя высота от пола первого этажа до диоптра. Так, высота здания, считает исследователь В.А.Нильсен, - 30,42 м. На плоской крыше предполагалось размещение горизонтального круга и переносных астрономических инструментов.

Наша задача сейчас - тщательно охранять то, что осталось от обсерватории Улугбека, этого удивительного сооружения, и приветствовать всякие дальнейшие исследования, направленные на уточнение его былой структуры и облика.

Алишер Навои сказал об Улугбеке: "Султан Улугбек, потомок хана Тимура, был царем, подобного которому мир еще не знал. Все его сородичи ушли в небытие. Кто о них вспоминает в наше время? Но он, Улугбек, протянул руку наукам и добился многого. Перед его глазами небо стало близким и опустилось ниже. До конца света люди всех времен будут списывать законы и правила с его законов".

Звездные таблицы Улугбека После смерти Улугбека деятельность обсерватории затихает, и она приходит в запустение. Судя по словам Бабура, в конце XV в. она еще существовала, а потом начинает разрушаться. Причем разрушение здания и растаскивание его на кирпич было произведено столь основательно, что вскоре от него остались только горы строительного мусора. Обсерватория среди местного населения начинает забываться, и к концу XIX в. память о ней постепенно исчезает.

Наверх