Menu

Banner

Комплекс Кусама ибн Аббаса

Комплекс Кусама ибн Аббаса, древнейшее ядро ансамбля, многократно перестраивался, дополнялся новыми сооружениями вплоть до XIX в. (проходные помещения при Большой мечети).

Дверь, ведущая в комплекс, выполнена мастером Юсуфом Ширази в 1404-1405 гг. (дата 807 год хиджры и имя мастера вырезаны на двери). Дверь изготовлена из карагача, украшена резьбой. Не сохранилась инкрустация различными породами дерева и слоновой костью.

Над входом большое мозаичное четырехугольное панно, в котором надпись: "Сказал пророк арабский, хашимитский, корейшитский, мекканский, мединский, привет ему: "Ал-Кусам-ибн-ал-Аббас больше всех людей похож на меня внешностью и характером".("Зодчество Узбекистана. Материалы, исследования".Вып.II,Т.1970 г.)

За дверью находится минарет XI в. Облицовка основания минарета выполнена набором из фигурных шлифованных кирпичей, характерным для XI в. Внутри минарета есть лестница.

Из толщи кладок при входе в зиаратхону (помещение для обряда поклонения) выступают деревянные детали - это фрагменты архитектурного комплекса XI в. Они - свидетельство высокого искусства резьбы по дереву, которым владели среднеазиатские мастера.

Древнейшими частями комплекса (помимо минарета и остатков помещения XII века, которые были открыты у входа в зиаратхону) являются также гурхона (усыпальница), связанное с ней основание стен зиаратхоны, чилляхона (комната для проведения сорокадневного поста), находящаяся под зиаратхоной.

Гурхона – небольшое помещение (3,6 – 3,75 м) в основе своей сохранилось с XI в. Оно несет на себе следы ремонтов (выстилка из кирпича на наружной поверхности купола, ремонтная кладка в восточной стене, заложен арочный вход в южной стене, в XIV в. стены покрыли алебастровой штукатуркой, которая скрыла кирпичный декор интерьера, в XV в. выложена панель из крупных терракотовых плит с рельефной росписью). В XIV в. в большой проем вставлена деревянная решетка, в 80-е годы XIV в. в гурхоне установлено новое надгробие. Путешественник Ибн Батута, посетивший Самарканд в 30-е годы XIV в., описывает деревянное надгробие, украшенное драгоценными камнями, обитое по углам серебром. И решетка и надгробие - еще одно свидетельство высокого искусства среднеазиатских резчиков по дереву и керамистов.

"В таком виде, почти без всяких перемен, гурхона находится уже пять столетий" (Н.Б.Немцева, Ю.З.Шваб. "Ансамбль Шахи-Зинда").

Одна из надписей на надгробии утверждает: "И никак не считай мертвыми тех, кто убиты на пути Аллаха. Нет, они живы!" На надгробии указана дата смерти Кусама ибн Аббаса -57 год хиджры (т.е. 676/677 гг.) Археологическими раскопками в гурхоне захоронение, относящееся к VII в., т.е. ко времени смерти Кусама ибн Аббаса, не обнаружено.

Зиаратхона за прошедшее со дня ее возведения (XI в.) время во многом изменилась. В 1334-35 годах (дата эта указана в подкупольной части) заново возведен купол, подкупольная часть, в XIV в. расписаны стены (стены расписывались также в XV и XIX вв.), в XV в. нижние части стен были облицованы шестигранными плитками с мозаичными медальонами.

В XVI в. три симметричных проема на южной стене связывали зиаратхону с гурхоной и кладбищем. Главный вход в нее находился на северной стене напротив двери в гурхону (он и сейчас является таковым). В XV в. был сделан еще один вход из мечети.

Сейчас можно увидеть остатки некогда великолепного живописного убранства, напоминающего по стенам ковры. В настоящее время росписи прорисованы реставраторами. В подкупольной части сохранился сложный глубокий узор с глазурью отличного качества, покрывающий сталактиты. За сталактитами скрыта конструктивная кладка, осуществляющая переход от квадрата стен к куполу. Купол зиаратхоны отреставрирован в 1959-1960 гг.

Поярусное декоративное оформление интерьера, имеющее место в зиаратхоне (панель; панно над панелью, окаймленные прежде широкими бордюрами, выделявшими этот декоративный ярус; восьмигранник; купол), характерно и для других мавзолеев ансамбля.

Композиция декора построена на контрастном сопоставлении росписи стен с голубовато-зеленой гаммой керамических облицовок восьмерика и купола.

Мечеть в комплексе Кусама ибн Аббаса - одно из наиболее поздних сооружений. Она датируется XV в. Таким образом, мечеть от зиаратхоны отделяют почти два столетия. Разница во времени наглядно ощутима: мечеть более просторная, переходная конструкция от стен к куполу иная, чем в зиаратхоне; трехкупольное перекрытие на параллельных подпружных арках и щитовидных парусах.

В западной стене мечети находится обязательная для всех мечетей ниша - михраб, ориентирующая молящихся в сторону Мекки. Михраб обильно украшен эпиграфическим орнаментом. Эпиграфический орнамент вообще характерен для культовых зданий, связанных с исламом, так как "в отличие от христианства и буддизма ислам отказался от изобразительных образов для пропаганды своих идей. В связи с этим в культовых зданиях был необходим какой-то эквивалент, который принял бы идейную нагрузку. Эта роль была отведена эпиграфике - надписям преимущественно коранического содержания. Так родился вид орнамента, неизвестный в Европе." ("Всеобщая история архитектуры". Л., 1969, т.8, стр.21).

"СЕВЕРНЫЙ ДВОРИК"

В первой половине XIV в., когда ансамбль составляли, главным образом, уцелевшие постройки XI-XII вв., рядом с комплексом Кусама ибн Аббаса построили два мавзолея и чартак (третий чартак), что во многом определило дальнейший путь развития композиции ансамбля.

Мавзолей Ходжа Ахмада (построен в 40-е годы XIV в. и носит имя погребенного в нем) ограничил некрополь с севера (город севернее ансамбля лежал в руинах, территорию вокруг ансамбля охватило кладбище). Мавзолей 1361 г. (дата сооружения мавзолея) ограничил некрополь с востока.

Более шести столетий отделяют нас от времени сооружения этих мавзолеев; каждый из них дает представление об искусстве мастеров середины XIV в. Оба мавзолея - портально-купольные здания.

Порталы украшены сплошным покровом изразцов. Многие детали отличает виртуозное исполнение: это, например, восьмиконечные розетки на портале мавзолея 1361 г.; на портале мавзолея Ходжа Ахмада - редчайший по построению геометрический орнамент, основанный на сочетании семи- и восьмигранников под аркой над входом в мавзолей; своеобразный орнамент над аркой портала; широкая лента, в которой сочетается каллиграфическое письмо и узор из ветвей, побегов и цветов. И хотя все постройки ансамбля украшены виртуозами-каллиграфами "пальму первенства даже самое строгое жюри, несомненно бы присудило самаркандцу Фахри Али" (Н.Б.Немцева, Ю.З.Шваб. "Ансамбль Шахи-Зинда", Т.1979). Имя этого мастера, украшавшего мавзолей, вплетено в узор портала.

Облицовка мавзолеев выполнена, главным образом, из резной поливной терракоты (итальянское terra - буквально "жженая земля"), технология изготовления которой в главных чертах заключается в следующем: на глиняную плитку наносят орнамент и обжигают. Температура обжига варьировала в пределах 850-1200 градусов, чаще всего была 900-1000 градусов. Покрытую поливой плитку обжигают вторично при более низкой температуре. Работа трудоемкая, требует большого мастерства.

В облицовке мавзолея Ходжа Ахмада использована и расписная майолика (вид архитектурного декора: роспись многоцветными глазурями по керамическим плитам). (Л.Ю.Маньковская. "Архитектурные памятники Кашкадарьи", Т.1979 г., стр.106).

В технике расписной майолики выполнен бордюр, окаймляющий ленту с надписью на портале. Это новый, впервые встречаемый в Шахи-Зинде, живописный прием сочетания рельефа и цвета, который, начиная с 80-х годов XIV в. находит очень широкое применение в мавзолеях ансамбля и архитектурных памятниках Средней Азии вообще.

Этот прием дает мастеру возможность "рисовать самые миниатюрные затейливые орнаменты, отделяя их друг от друга цветом. С этих пор перед строителями-мастерами, художниками и керамистами ставится новая задача: подбор красок и поиски гармоничных сочетаний" (Б.Н.Засыпкин. "Архитектура Средней Азии". М., 1948, стр.80). Эти поиски нашли выражение в мавзолеях ансамбля.

К началу XX в.   от мавзолея Ходжа Ахмада оставался только портал, да и тот находился в аварийном состоянии. Поэтому под руководством М.Е.Массона, теперь известного ученого, в 1922 году проводились реставрационные работы. Был укреплен портал, до уровня портала подняты три другие стены, сделано перекрытие. В 1962 году была укреплена облицовка портала: ее очистили и заново переложили мастера-реставраторы, которыми руководил прославленный мастер-реставратор усто Мирхамид Юнусов.

Поставленный в середине XIV в. на пересечении двух старых дорог чартак (одна дорога - в сторону ранее существовавшего города, главная дорога к ансамблю; другая - в сторону мавзолеев, расположенных южнее), нужен был для того, чтобы композиционно увязать комплекс у мавзолея Кусама ибн Аббаса с подходящими к нему со стороны города.

Чартак связал комплекс Кусама ибн Аббаса с расположенными к югу строениями XI-XII вв. и "северную" группу мавзолеев.

"Тема связующего ансамбль здания - чартака, впервые введенного в Шахи-Зинда в 30-е годы XIV в. вновь появилась через сто лет во входном здании..." (Н.Б.Немцева, Ю.З.Шваб. "Ансамбль Шахи-Зинда". Т.,1979, стр.153) и в XV в. (второй и первый чартак).

Построенный в конце XIV - начале XV в. комплекс Туман-ака (жена Тимура, от имени которой был построен комплекс), замкнул "северный" дворик с западной стороны.

Было завершено оформление ансамбля в северной его части. Строители оставили узкий проход на скрещении западной и южной осей. Здесь начинался так называемый "западный" коридор. Он проходил в сторону Железных ворот. Вероятно, выбор места для строительства мавзолеев по западному коридору в первом десятилетии XV в. был обусловлен тем, что свободных мест по оси север-юг уже не было. Кроме того, вдоль старой дороги, связывавшей некрополь с городом, было удобно строить: удобно подвозить строительные материалы, подходить к мавзолеям и т.д. Мавзолеи "западного" коридора до наших дней не сохранились. Археологические раскопки показали, что это были мавзолеи, по типам и размерам схожие с усыпальницами конца XIV - начала XV в.

Архитектура и декор мавзолея Туман-ака существенно отличают его от мавзолеев 1361 г. и Ходжа Ахмада. В облицовке портала господствует резная наборная мозаика. Это вид архитектурного декора, где орнамент, рисунок составляется из отдельных элементов, выпиленных из керамических плиток, покрытых поливой. Изготовление резной наборной мозаики - работа трудоемкая, требующая большого мастерства. Число фрагментов в 1 кв. метре этой облицовки доходит иногда до 2 тысяч.

На портале мавзолея виртуозно выполнены эпиграфический орнамент и растительный узор. Например, мозаики, составляющие рисунок цветка (на пилоне справа от входа) достигают удивительной тонкости: 1,5-2 мм при толщине плитки, из которой выпиливаются детали, в 10-12 мм. Также искусно выполнен рисунок ваз на обоих пилонах портала. На портале сохранилось имя мастера-каллиграфа из Тебриза - шейх Мухаммад ибн Ходжи Бандгира ат-Тугри Табризи (Н.Б.Немцева, Ю.З.Шваб. "Ансамбль Шахи-Зинда". Т., 1979, стр.153).

В отличие от мавзолеев 1361 г. и Ходжа Ахмада, так называемых мавзолеев "голубого стиля" (Г.А.Пугаченкова, Л.И.Ремпель. "История искусств Узбекистана"), в мавзолее Туман-ака палитра значительно шире: синий, глубокий черный, желтый, белый, фиолетовый и др.

Ансамбль Шахи-Зинда иллюстрирует тот путь, который прошла архитектурная керамики Узбекистана.

В декоре построек Узбекистана XI-XII вв. наиболее распространенным материалом была резная терракота. Археологические раскопки показали, что резная терракота господствовала и в отделке построек ансамбля Шахи-Зинда этого периода.

С первой четверти XII в. в архитектуре Узбекистана начинается использование поливы (минарет Калян). В ансамбле Шахи-Зинда, как показали археологические раскопки, с конца XII в. изредка встречалась терракота, в которой часть узора была покрыта глазурью. К XIV в. резную неполивную терракоту вытеснила поливная.

"Следует отметить ведущую роль Самаркандской школы зодчества в создании и совершенствовании этого вида декора, полнее всего представленного в постройках Шахи-Зинда" (Н.Б.Немцева, Ю.З.Шваб. "Ансамбль Шахи-Зинда", Т.,1979, стр.153).

В последней трети XIV в. в архитектуре Мавераннахра первенство перешло к майолике, а с конца XIV в. для архитектурного декора характерной становится резная наборная мозаика. И вновь наглядное представление об этом дает ансамбль Шахи-Зинда.

В XI-XII вв. отмечается появление в архитектурной керамике поливы голубого цвета. Поливой покрывалась лишь часть узора.

В XIII-XIV вв. цвет активно включается в архитектуру. Это хорошо видно и в ансамбле Шахи-Зинда. Активное включение цвета в декор фасадов подчеркнуло целостность ансамбля.

Причину расцвета полихромных керамических облицовок в архитектуре XIII-XIV в. следует, считают некоторые исследователи, искать не только в успехах в области гончарного искусства, но и в любви к "интенсивному цвету, к чистым, радостным краскам", которая характерна для народов Востока. "Сама природа юга с ее жгучим солнцем, пышным изобилием природы, полносочной зеленью деревьев, яркостью красок цветов и плодов, почти бессменной синевой небес вложила в душу народа эту любовь. Яркие ткани, посуда, одежда, ковры, ювелирные украшения входят в его повседневную жизнь, отлагаясь определенным строем эстетических вкусов и идей. Вот почему введение цвета в такую наиболее зависимую от исходного технического материала область искусства, какой является архитектура, было вполне органичным, естественным и понятным." (Г.А.Пугаченкова, Л.И.Ремпель. "История искусств Узбекистана", стр.30).

СРЕДНЯЯ ГРУППА

Если посмотреть на южную дорожку ансамбля, стоя под сводами третьего чартака, на память приходит узкая улица средневекового города. Это впечатление не случайно: как уже говорилось, ансамбль возник в черте жилого, плотно застроенного квартала города и "отразил в своей композиции исторически сложившуюся топографию местности" (Н.Б.Немцева, Ю.З.Шваб. "Ансамбль Шахи-Зинда", стр.18).

Композиция ансамбля рассчитана на то, что по мере движения от входного портала к комплексу Кусама ибн Аббаса и обратно у идущего непрерывно меняются впечатления: сначала открывается широкая панорама входной группы, затем глубинная перспектива дороги в средней части ансамбля и, наконец, изолированное пространство замкнутого дворика.

В 80-90-е годы XIV в., в период между сооружением мавзолеев 1361 г., Ходжа Ахмада и мавзолея Туман-ака, окончательно уничтожаются остатки строений XI-XII вв., в том числе медресе по западной стороне ансамбля, и на их месте строят несколько мавзолеев. Эти мавзолеи и другие, расположенные между вторым и третьим чартаками, образуют так называемую "среднюю" группу ансамбля.

Один из мавзолеев, построенных в 80-90-е годы XIV в., называют мавзолеем Усто Али Несефи (Несеф - старое название города Карши на юге Узбекистана). Имя мастера вплетено в орнамент правой колонки портала. Установлено, что на левой колонке портала запечатлено имя другого мастера, которого также звали Али. (В.А.Шишкин. "Зодчество Узбекистана", Т., 1970, стр.32). О.Ф.Акимушкин и А.А.Иванов предлагают поправку к чтению - Алим Несефи - правая колонка, и мастер Али - левая колонка ("История и культура народов Средней Азии", М., 1976, стр.112-113). Поэтому в литературе встречается два названия мавзолея: мавзолей Усто Али и мавзолей Усто Алим.

Портал мавзолея облицован разнообразной майоликой. Резной поливной терракоты нет ни на фасаде, ни в интерьере. В этом - одно из отличий от декора мавзолеев, построенных ранее. Это не случайно. "...Можно считать, что исторический путь резной терракоты, начавшийся в XII в., закончился в конце XIV в." (Б.Н.Засыпкин. "Архитектура Средней Азии". М., 1948, стр.85).

Мавзолей Усто Али Несефи нередко называют майоликовым. Искусно выполнены в технике расписной майолики панно на боковых стенках портальной ниши. В облицовке - синий, красный, зеленый, белый тона. Вместе с тем мавзолей иллюстрирует не только достижения, но и "недостатки расписных майолик, проявившиеся накануне или одновременно с вторжением в архитектуру Мавераннахра техники наборных мозаик" (Л.И.Ремпель. "Архитектурный орнамент

Узбекистана". Т., 1961, стр. 291). Мавзолей был перекрыт двойным куполом (наружный не сохранился) на шестнадцатигранном барабане.

Представление о мавзолеях XIV в. дополняют остатки мавзолеев неподалеку от Усто Али Несефи. На территории ансамбля археологически выявлены остатки еще двенадцати мавзолеев того времени. В одном из них обнаружено надгробие, аналогичное по форме намогильнику Кусама ибн Аббаса.

Площадь южнее комплекса Кусама ибн Аббаса (с восточной стороны ансамбля) в XIV в., как и на всех этапах формирования ансамбля, оставалась неприкосновенной.

В 70-80-х годах XIV в. на оплывах крепостной стены были возведены четыре мавзолея. Сложилась новая композиционная группа.

Мавзолей Шади-Мульк-ака (так звали погребенную здесь племянницу Тимура, для которой возвела мавзолей ее мать Туркан-ака, сестра Тимура, погребенная позже в этом же мавзолее) построен в 1372 г. Это первая постройка времени правления Тимура не только в ансамбле Шахи-Зинда, но и в Самарканде.

Надпись, обрамляющая вход в мавзолей, должна была выразить скорбь по рано умершей дочери: "Это сад, в котором погребено сокровище счастья; это - гробница, в которой затерялась драгоценная жемчужина, в которой... с грацией нашла прибежище (обладающая) станом кипариса..."

Архитектура и декор мавзолея сближают его с мавзолеями Ходжа Ахмада и 1361 г. Сравнение убеждает, что как ни совершенен декор более ранних мавзолеев, мастера не довольствовались его повторением. Непрестанные поиски приводили к новым интересным открытиям. Неистощима фантазия керамистов, украшавших мавзолей. Используя резную поливную терракоту и майолику, они украсили мавзолей тщательно разработанным орнаментом. С большим вкусом и мастерством выполнены панно на боковых стенках входной ниши; крупные блоки резной терракоты поддерживают угловые колонны; резные колонки поддерживают арку; тимпан над аркой изображает виноградную лозу.

В отличие от зиаратхоны Кусама ибн Аббаса в этом мавзолее иной композиционный принцип решения интерьера - сплошной керамический убор стен, подкупольной части и купола. В интерьере преобладает расписная майолика, лишь кое-где резная поливная терракота.

Мавзолей построен мастерами из Самарканда Шамс-ад-дином и Бареддином (надпись в верхней части портала в двух ячейках сталактитов) и бухарцем Зайнад-дином ибн Шамс-ад-дином (надпись на базе изразцовой трехчетвертной колонки арки портала) ("Зодчество Узбекистана", Т., 1970, стр. 23) «в период, непосредственно предшествовавший появлению мастеров, вывезенных Тимуром из других областей и стран» (Л.И.Ремпель. "Архитектурный орнамент Узбекистана". Т., 1967, стр. 275).

О новом периоде в архитектуре Средней Азии, начавшемся в конце XIV - начале XV вв. дает представление мавзолей Ширин-бика-ака. Мавзолей этот построен для сестры Тимура, как полагают исследователи, в 1385-1386 гг. или в конце XV в. Сравнение с мавзолеями первой половины и 70-80-х годов XIV в., показывает, что в конструкциях и особенно в декоре здания четко проступает следующая ступень эволюции форм, приемов облицовки.

Это наиболее ранний из сохранившихся в Самарканде памятник архитектуры, где использована резная наборная мозаика, "проникшая в Мавераннахр в конце XIV века из Хорезма и Ирана" (Н.Б.Немцева, Ю.З.Шваб. "Ансамбль Шахи-Зинда". Т., 1979, стр.121). Здесь хорошо видно, как умело мастера подбирают цвета, создавая "глубину" рисунка: густо-синие и глубокие черные тона создают наиболее углубленный фон; красный, желтый, оранжевый, особенно белый цвета - 1-й план.

Поиски новых конструктивных решений, которыми отмечены мавзолеи ансамбля, привели, в частности, к созданию просторного, наполненного светом интерьера мавзолея Ширин-бика-ака. Свет проникал в мавзолей сквозь цветные стекла, вставленные в изящные ганчевые решетки-панджара. Они были частично отреставрированы на основании найденных фрагментов.

Плитки панели были расписаны тончайшим золотым узором; стены помещения, покрытые ганчевой штукатуркой, сохранили следы росписи синей, отчасти черной и красной красками по грунту с изображением деревьев, растений и птиц.

Мавзолеи Ширин-бика-ака и Туман-ака, как считают многие исследователи, являются "венцом творческих исканий зодчих конца XIV в." Они принадлежат к тому периоду в истории архитектуры Средней Азии, о котором Г.А.Пугаченкова пишет: "Конец XIV и XV вв. являют собой одну из кульминационных вершин в развитии среднеазиатского искусства. Его расцвет был обусловлен целым рядом общеисторических причин, и одной из них был то, что так осязательно прочувствовал и сформулировал типичный сын своего времени, последний Тимурид - Захириддин Бабур, по словам которого, в эту эпоху "целью и стремлением каждого, занимавшегося тем или иным делом, было одно - довести это дело до совершенства" (Г.А.Пугаченкова, Л.И.Ремпель. "История искусств Узбекистана". Т. 1969, стр.319).

Ансамбль Шахи-Зинда дает наглядную картину эволюции портально-купольной усыпальницы. Она проявилась, в частности, в конструктивных особенностях куполов мавзолеев "средней" группы ансамбля. На смену одинарным низким куполам пришли более высокие рубчатые купола (отношение высоты купола мавзолея Шади-Мульк-ака к пролету - 3:4, а в более ранних мавзолеях почти 1:2). Впечатление стройности куполов увеличивали гофры на их наружной поверхности. С 80-х годов XIV в. в мавзолеях Шахи-Зинда (Ширин-бика-ака, Усто Али Несефи, Туман-ака) возвели двойные купола на многогранном или цилиндрическом барабане.

В XV в. возводится мавзолей "Восьмигранник", отличный по композиции от других мавзолеев ансамбля. Свое условное название мавзолей получил благодаря форме плана: сохранившаяся часть представляет восьмигранный павильон со сквозными арками по сторонам (купол не сохранился). "Композиционные особенности здания заставляют искать истоки его архитектурных форм в зодчестве Ирана и Азербайджана - регионов, тесно связанных с Мавераннахром в XV в. и политически и экономически" (Н.Б.Немцева, Ю.З.Шваб. "Ансамбль Шахи-Зинда", Т.,1979, стр.128).

Каждый мавзолей ансамбля Шахи-Зинда своеобразен, ни один не повторяет другого. Это достигается вариацией общей архитектурной схемы и неисчерпаемым богатством архитектурного декора.

Итак, мавзолеи ансамбля отличны один от другого по плану, но следуют единой портально-купольной композиции; индивидуальны по декоративному оформлению, но связаны общей системой декора и близкой цветовой гаммой, и поэтому ансамбль Шахи-Зинда "воспринимается как целостный архитектурный организм" (Н.Б.Немцева, Ю.З.Шваб. "Ансамбль Шахи-Зинда". Т.,1979, стр.161).

Историческая и культурная ценность ансамбля особенно велика потому, что ансамбль дает представление о развитии архитектуры и монументально-декоративного искусства на протяжении нескольких столетий.

"Ансамбль явился как бы творческой лабораторией, где постоянно велись поиски новых конструкций, архитектурной композиции, декора, в которой запечатлены стилистические особенности местных архитектурных школ дотимуровской поры (до 1370 г.) и той новой школы, которая сложилась после походов Тимура, на основе творческих приемов местных и иноземных мастеров..." (Н.Б.Немцева, Ю.З.Шваб. "Ансамбль Шахи-Зинда"., Т.,1979, стр.62).

Мавзолеи ансамбля - это не только шедевры архитектурного искусства, но и искусства мастеров-керамистов.

Признания и памяти заслуживают ставшие известными нам мастера и сотни безвестных мастеров, возводивших мавзолеи ансамбля.

Наверх