Menu

Banner

Архитектурный комплекс у мавзолея Гур-Эмир

Самаркандский мавзолей Гур-Эмир с запада плотным полукольцом обступили грандиозные пристройки: колоссальная ниша, двухэтажные помещения и руины купольной анфилады.

Прикрытые стеной со стороны главного фасада мавзолея они, несмотря на внушительные размеры, выпали из поля зрения первых исследователей памятника. Не упоминают о них ни литературные источники, ни многочисленные путешественники, заполнившие Самарканд после присоединения Туркестанского края к России.

Западная арка не однажды попадала на мольберты художников и в объективы фотоаппаратов, но о ней никто и ничего не мог рассказать. П.П.Покрышкин, С.М.Дудин и А.В.Щусев, производившие в 1895 г. детальные обмеры Гур-Эмира, изобразили на чертежах и пристройки к мавзолею, однако, без попытки разобраться в их существе. Умолчал о них и Н.И.Веселовский в исторической справке к альбому обмеров.

В 1924 г. М.Е.Массон, наблюдавший за ремонтно-реставрационными работами в Гур-Эмире, исследовал пристройку к склепу мавзолея и связал ее появление со строительством западной ниши. После перевода в 1943 г. рукописи автора XVII Малихо стало известно, что Аурингзеб, правитель государства великих Моголов в Индии (1659-1707 гг.), считавший себя потомком Тимура, проявил заботу о мавзолее Гур-Эмир, выделив средства на его поддержание. Этим косвенным указанием на возможность проведения каких-то работ на Гур-Эмире в XVII в. некоторые исследователи объясняли появление пристроек к мавзолею.

В 1949 г. изучением пристроек занялся Б.Н.Засыпкин. Для уточнения их датировки на основе археологических находок было осуществлено несколько шурфов в западной нише и в южной части памятника. Материалы раскопок не дали возможность внести ясность в этот вопрос. Тем не менее, анализируя конструкции и архитектурные формы различных частей сооружения, Б.Н.Засыпкин заключил, что пристройки к мавзолею появились никак не позже середины XV в., а может быть и в самом его начале, при Тимуре. Рекогносцировочный характер работ позволил наметить лишь предварительные соображения о назначении пристроек и разработать план детальных исследований. Кончина Б.Н.Засыпкина в 1955 г. отложила выполнение намеченной программы.

В 1957 г., при проведении благоустроительных работ, в 6 м к югу от мавзолея Гур-Эмир обнаружилось подземное сооружение. Археолог К.А.Шахурин, наблюдавший за раскопками, определил его как склеп и высказал мнение, что он служил местом первоначального захоронения Мухаммед-Султана и Тимура.

Пристройки к мавзолею Гур-Эмир явились объектом специальных исследований, предпринятых в 1963 г. автором настоящей статьи совместно с археологом С.Н.Юреневым. В статье приводятся некоторые результаты этих исследований.

Вплотную к скошенным граням мавзолея с запада примыкают массивные монолитные устои громадной ниши, перекрытой стрельчатым сводом. Западная грань мавзолея служит щипцовой стеной ниши. По обе стороны и на равных расстояниях от ниши кладку устоев прорезают коридоры – северный, ведущий в купольные помещения, размещенные в двух этажах, и южный – в анфиладу, к которой примыкает обнаруженный в 1957 г. склеп.

Зондажами в углах стыкования стен различных частей сооружения установлены перевязки, а в кладке разобщенных проемами стен – строгое соблюдение порядовки. Из этого следует, что все части сооружения строились в одно время. Кладка пристроенных стен выполнена в основном из квадратного кирпича со стороной 25,5-26 см и толщиной 5 см. В пилонах ниши встречались участки, выложенные кирпичом других размеров, в том числе мелкоформатным 21-3,5 см, очевидно, полученным от разборки каких-то более древних построек. Нижние 14 рядов кладки сложены на кыровом растворе; следующие ряды – на ганчхаке с малым содержанием ганча. С высотой постройки возрастает процент содержания ганча в растворе; своды и купола сложены на почти чистом ганче. Фундаменты из чупанатинского плитняка на кыре имеют необычайно глубокое заложение – 6,5 м (глубина фундаментов мавзолея Гур-Эмир в среднем 2,5 м). Грунт от разработки котлованов под фундаменты был использован для планировки территории за пределами ансамбля Мухаммед-Султана. В связи с этим поверхность земли у стен мавзолея Гур-Эмир при возведении пристроек поднялась на 80 см. При проведении благоустроительных работ в 1956 г. наслоения у граней мавзолея были подрезаны до уровня, соответствовавшего времени его строительства, и нижние части стен пристроек, предназначенные для залегания в земле и сложенные поэтому на кыровом растворе, оказались обнаженными. Граница кладки на кыровом растворе четко фиксирует уровень дневной поверхности, который был, когда сооружались пристройки. Эта граница, прослеживаемая по всему периметру дошедших до нас и обнаруженных в раскопках стен пристроек, дала возможность точно определить положение древних полов на чертежах реконструкции комплекса.

Первоначальный уровень пола сохранился лишь в северной группе пристроек. Основными в этой группе являются расположенные одно над другим купольные помещения, имеющие в плане вид неправильных восьмигранников, к длинным сторонам которых примыкают четыре ниши. Особого внимания заслуживают перекрытия этих помещений, основанные на применении щитовидных парусов. Горизонтальная проекция парусов имеет вид двенадцатиугольника, полученного от пересечения трех квадратов, повернутых вокруг общего центра относительно друг друга. При такой схеме на углах квадратного в плане помещения образуется по два паруса, создающих в общей сложности вместе с отрезками нишевых арок 12 опорных точек для купола, а основание купола в пространстве получает форму двенадцатиконечной звезды.

В архитектуре Средней Азии щитовидные паруса появляются в конце XIV в. Схема первых парусов основывалась на пересечении двух квадратов; в каждом углу помещения при этом появлялось по одному парусу. Примерами куполов на четырех парусах могут служить перекрытия галереи мечети Тимура Биби-ханым (1399-1404 гг.), некоторых помещений самаркандского медресе Улугбека (1420 г.), галерея 1424 г. в комплексе Гур-Эмир. Купола на двойных щитовидных парусах появляются, по-видимому, лишь во второй четверти XV в. Прекрасно сохранился такой купол во входном портале ансамбля Шахи-Зинда (1434-1435 гг.). В обсерватории Улугбека, постройка которой относится к 20-м годам XV в., были раскопаны остатки стен различных комнат, и две из них имели точно такой же план, как купольные помещения в рассматриваемых нами постройках. Подобная форма плана допускала возможность устройства лишь одного вида перекрытия, а именно – купола на двойных щитовидных парусах. Следовательно, в обсерватории Улугбека можно усматривать один из ранних примеров использования этой конструктивной схемы при устройстве купольных перекрытий, а идентичность планов упомянутых построек дает основание предполагать бытовавшие в то время практические приемы осуществления схемы. С середины XV в. щитовидные паруса находят самое широкое применение, однако, они постепенно утрачивают свою конструктивную сущность и превращаются в элементы геометрических хитросплетений на декоративных оболочках куполов.

Купольные помещения непосредственной связи с ансамблем Мухаммед-Султана не имели. Существующий в настоящее время вход со стороны двора ансамбля прорублен в XVII-XVIII вв., когда западные пристройки пришли в упадок и от них сохранились лишь купольные помещения, одно из которых было превращено в фамильную усыпальницу тимурида Абу-Саида.

К южной и юго-западной границам мавзолея прилепились остатки другой группы пристроек, так называемой южной галереи. Исследования стен и фундаментов позволили наметить некоторые выводы о первоначальном виде и назначении этого сооружения. Галерея состояла из четырех сообщающихся комнат – двух квадратных в плане (3,8х3,8 м) и двух продолговатых, вытянутых с севера на юг. Одна из квадратных комнат располагалась строго по оси мавзолея Гур-Эмир, к которому примыкала своей северной нишей. В южной нише этой комнаты имелась лестница, ведущая в склеп, раскопанный в 1957 г. Помещение склепа состояло из центрального квадратного зала со сторонами около 4 м и ниш по бокам, глубиной 1,8 м, образующих в плане крест. В западной нише устроен коридор, который через 4 м от склепа поворачивал под прямым углом и оканчивался лестницей, выходящей на тот же фасад, что и лестница в северной нише.

В южной галерее зафиксировано два уровня поверхности, соответствующих двум строительным периодам в жизни памятника. Один из них относится ко времени возведения мавзолея, другой, лежащий на 0,8 м выше, - ко времени строительства галереи. Лестничная площадка в северной нише склепа находилась значительно ниже этих уровней. В том, что рассматриваемое полуподземное сооружение являлось склепом, убеждали аналогичные примеры построек подобного рода, известные на территории Средней Азии: склеп Тимура в шахрисабзском комплексе Дорус-Сиадат (конец XIV и.), склеп мавзолея Биби-ханым (начало XV в.), склепы мавзолеев Ак-Сарай и Ишрат-хана в Самарканде (середина XV в.).

Остатки стен склепа сохранились местами на высоту до 1,5 м, то есть чуть выше пят сводов в нишах. Конструктивная кладка выполнена из квадратного кирпича (25-26 см и толщиной 5-5,5 см) на кыровом растворе с включением розового ганчхака. В основании стен устроен 2-сантиметровый подстилающий слой кыра.

Четкого представления о конструкциях перекрытия склепа сохранившиеся остатки не дали. Выстилка пола в центральной части и в нишах не сохранилась, но на уровне выстилки нижней площадки лестницы в северной нише был вскрыт завал облицовки с перекрытия склепа, лежащий на слое хорошо утрамбованной земли. Очевидно, на этом уровне и находился пол склепа. Судя по черепкам бытовой керамики XIV-XVI вв. из завала, обрушение склепа произошло не ранее конца XVI в. Облицовка из шлифованных кирпичей с горизонтальными швами, расшитыми ганчевым раствором, сохранилась на небольшом участке в западной части щипцовой стены северной ниши и на стенах лестницы. Размеры кирпичей облицовки 24-26х4,5 см. Толщина облицовки 12-14 см. Уцелели на месте три кирпичика от обрамления щипцовой стены и отпечатки в растворе еще шести кирпичиков, определявших пяты свода в северной нише. Так как пролеты всех четырех ниш были одинаковы, то и линии пят их сводов находились на одной высоте – 85 см от пола.

О характере перекрытия склепа и его декоративной обработке можно было судить, главным образом, по уцелевшим фрагментам, представленным целыми штучными элементами, обломками и блоками, сочетавшими элементы в определенном порядке. Выяснилось, что облицовка купола была составлена из блоков шлифованных кирпичей со швами. Ширина кирпичей 4-4,2 см, швов – 1,3-1,5 см. Форма блоков – ромбическая. Продольной диагональю блоки делились на два треугольника, в которых ряды кирпичей направлены нормально к внешним сторонам и сходились под углом 135 градусов; в поперечном сечении треугольники стыковались под тупым углом вершиной во внешнюю сторону, то есть купол имел рифленую поверхность.

В склепах мавзолеев Гур-Эмир и Биби-ханым, также облицованных шлифованной терракотой, пологие купола составлены из двенадцати плоских клиньев (вальм), опирающихся на горизонтальные зеркала сводов над нишами и на горизонтальные же верхние участки угловых парусов. В рассматриваемом склепе схема перекрытия была иной, так как клиньев, составлявших купол, было не 12, а 16, и опирались они не на горизонтальные участки, а на верхние части арок, что и обусловило рифленую поверхность.

Опирался купол на 8 щитовидных парусов, обрамленных терракотовыми профиллированными гуртами с голубыми каемками по бокам.

Над склепом был, вероятно, мавзолей, от которого сохранились лишь каменные фундаменты угловых устоев и три ряда кладки, выполненной в перевязку с южной стеной галереи. Фундаменты мавзолея, являвшиеся стенами склепа, были изнутри одеты в кирпичную рубашку, к которой на ганчевом растворе крепилась облицовка.

Южная галерея и склеп – постройки одновременные, функционально взаимообусловленные и осуществленные по четко разработанному плану.

Размещение крайней квадратной комнаты галереи определялось южной гранью мавзолея. В цоколе этой грани был устроен прикрытый мраморной решеткой люк, служивший для освещения и вентиляции склепа в мавзолее, а также и для погребений. Необходимость галереи диктовалась условиями свершаемого в момент погребения обряда, значительность которого была подчеркнута и преувеличенной высотой помещений и богатством их декоративно-пластической разработки. Галерея предназначалась не только для мавзолея Гур-Эмир, склеп которого ко времени строительство галереи был основательно заполнен, но и для нового склепа, сооруженного «в ногах», то есть к югу от почитаемых могил. Погребальные люки обоих склепов располагались в галерее. Мусульманские правила похоронного ритуала предписывали нести тело головой вперед до самой могилы. Ориентировались могилы в направлении север – юг. Люк мавзолея Гур-Эмир устроен в южной стене, и соблюдение этих правил не вызывало никаких осложнений. Иначе обстояло дело со вторым склепом, люк которого находился в северной стене. Здесь потребовались особые меры для выполнения предписанных правил. Только с устройством коленчатого Г-образного коридора было разрешено это затруднение. На повороте коридора нормальному развороту носилок мог помешать выступающий угол; его срезали по диагонали. Для обычных посещений в склепе была другая лестница, как и в мавзолее Гур-Эмир.

Две комнаты галереи с погребальными люками, имевшие одно и то же назначение, были и архитектурно решены совершенно одинаково: обе они квадратные в плане, обе перекрыты куполами, основанными на балочных парусах, прикрытых декоративной оболочкой. Подобная система перекрытия широко использовалась на монументальных постройках Самарканда в первой половине XV в. (мавзолеи Туман-ака, Биби-ханым, Казы-Заде Руми). Две другие, продолговатые, комнаты галереи имели другое перекрытие. Здесь, очевидно, для создания восьмигранника в основании купола были применены поперечные арки и щитовидные паруса, как это сделано в мечети Туман-ака. (1405 г.).

Но самой значительной из сохранившихся частей комплекса является громадная ниша, боковые устои которой пристроены к скошенным граням мавзолея Гур-Эмир. Ширина ее наружного края 9,65 м, глубина – 11,1 м. Перекрыта ниша кирпичным сводом, выполненным комбинированной системой кладки (сочетание радиальных рядов с вертикальными отрезками), что в плане имеет вид кладки «в елку». Такая система кладки употреблялась в большепролетных сводах, начиная с первых десятилетий XV в. (мавзолей Биби-ханым, дворовые айваны медресе Улугбека в Самарканде). Стены ниши подготовлены под штукатурку – в кладке устроены четверти на уровне декоративных пят и арочные обрамления по краям свода. В основании стен оставлена выемка в полкирпича для высокой (2,5 м) панели. Выемка заворачивала за края ниши и проходила по всей наружной стене. На уровне верхнего края панели размещались пяты сводов над коридорами, ведущими в северную и южную группы пристроек.

После понижения поверхности у фасада в 7,3 м по обе стороны от краев ниши обозначились внутренние углы, образованные массивными стенами, сложенными в перевязку с кладкой фасада. С северной стороны обнаружился наружный край стены, толщина которой оказалась равной 9 м. Стены были вскрыты на длину 6,7 м от углов. Планировочное решение фасада с большой нишей в центре и узкими коридорами по бокам напоминало одну из сторон казанлыка в туркестанском мавзолее Ахмеда Ясеви. Сравнением пропорциональных отношений соответствующих частей этих двух памятников установлено полное тождество. Возникла гипотеза о том, что ниша, пристроенная к мавзолею Гур-Эмир, являлась частью колоссального помещения, имевшего в каждой стороне по такой нише. Доказать эту гипотезу можно было лишь при условии обнаружения скрытых под наслоениями остатков основания стен и фундаментов предполагаемого помещения. Следовало проверить шурфами все характерные участки плана – внутренние углы и края ниш. Расположение памятника в районе тесной городской застройки вызвало затруднения – часть шурфов невозможно было осуществить, так как они приходились или на жилые строения, или на проезжую дорогу. Из намечавшихся шести шурфов произведено три и во всех обнаружены предполагавшиеся части помещения, а именно – оба края северной ниши и один край – южной. Верхние обрезы фундаментов во всех шурфах находились на одном уровне. Глубокое заложение фундаментов (6,5 м) объяснялось значительными габаритами сооружения. Нижние ряды кладки стен, вскрытых шурфами, как и во всех частях пристроек, сложены на кыровом растворе. Нивелирование рядов кладки показало, что при строительстве строго выверялась порядовка.

Итак, к западу от мавзолея Гур-Эмир и на его оси было предпринято строительство колоссального зала, имевшего в плане вид квадрата (24х24 м) с глубокими нишами по сторонам. В настоящее время невозможно определить до какой высоты были подняты стены этого помещения. Сохранившаяся ниша позволяет полагать, что и остальные три ниши были выполнены полностью. Конструкция в основании купольного перекрытия, если и оно было осуществлено, представляется по аналогии с большим залом в туркестанском мавзолее в виде балочных парусов.

Вход в помещение наметился через западную нишу; именно там со стороны наружного фасада мог быть громаднейший портал.

Исследование стратиграфии культурных наслоений на стенках шурфов, произведенное археологом С.Н.Юреневым, позволило определить время строительства большого зала и, следовательно, комплекса в целом, как первую половину XV в. Данные архитектурного анализа, основывающегося на сравнении планировочных и конструктивных решений, использованных в нашем комплексе, с аналогичными решениями на других датированных памятниках, также позволяют считать наиболее вероятным временем появления комплекса – первую половину XV в. За это говорят и масштабы сооружения, характерные для тимуровского духа гигантомании, унаследованного в какой-то мере Улугбеком, после которого столь грандиозные сооружения не строились.

Предположение о том, что строительство комплекса было начато Тимуром, следует отклонить, так как приказ о постройке мавзолея Гур-Эмир был отдан им в июле-августе 1404 г., за полгода до смерти; мало вероятно, чтобы в такой короткий срок могли не только возвести и облицевать мавзолей, но и пристроить к нему столь значительное сооружение. Следует также иметь в виду, что на родине своей в Шахрисабзе Тимур приготовил мемориальный комплекс, предназначенный для упокоения членов династии Тимуридов, и в самаркандском дубликате необходимости не было.

В условиях ожесточенной борьбы за престол, начавшейся после смерти Тимура, вряд ли могло быть предпринято строительство комплекса. С 1409 г., когда правителем Самарканда стал Улугбек, в стране развернулись большие строительные работы. Доставшиеся в наследство Улугбеку тимуровские мастера перенесли на возводимые постройки разработанные ими методы, формы и конструкции.

Идея создания мемориального комплекса вокруг почитаемой усыпальницы могла быть навеяна великолепным шахрисабзским примером. Творческое воплощение этой идеи базировалось на опыте зодчих, которые, смело используя знакомые по другим постройкам объемно-планировочные решения, создали своеобразное произведение, органично включившее в себя мавзолей Гур-Эмир.

Совпадение планировочной основы больших залов нашего комплекса и мавзолея Ходжа-Ахмеда не случайно. Имеются сведения, что мастера, строившие туркестанский мавзолей, были вывезены Тимуром в Самарканд для постройки соборной мечети. Вероятно, эти мастера участвовали и в создании грандиозного комплекса Улугбека.

Строительство комплекса было начато, предположительно, после погребения в мавзолее Гур-Эмир в 1448 г. Шахруха – отца Улугбека.

Незавершенность постройки объясняется внезапной кончиной Улугбека в 1449 г. После Улугбека могилы Тимуридов не пользовались почетом, и о завершении работ на комплексе не могло быть и речи.

В начале XVII в. стены незаконченной постройки стали разрушаться и были разобраны местными жителями почти до основания. Уцелели лишь нижние части, сложенные на крепком кыровом растворе, и фундаменты.

В конце XVII в. на месте большого зала вырос квартал гончаров, а в мавзолее Гур-Эмир появилось мнимое надгробие их покровителя Сейида Омара.

Таковы некоторые новые сведения об одном из крупнейших и интереснейших архитектурных комплексов Средней Азии.

Наверх