Menu

Banner

Медресе Тилля-Кари

Лишь через десять лет после завершения постройки медресе Шир-Дор, в 1640/47 году, по приказу Ялангтуш-бахадура было начато сооружение третьего медресе на Регистанской площади.

Если бы архитектор, возводя эту постройку, пошел, как строитель Шир-Дора, по пути точного воспроизведения форм медресе Улугбека, он не решил бы задачи целостного оформления площади. Несомненно, однако, что зодчий обладал великолепным чувством ансамбля. Это чувство и подсказало ему решение вытянуть, в соответствии с отведенным участком, фасад здания так, чтобы оно своими углами оказалось на уровне двух уже существующих построек. Вместе с тем в поисках общности с обликом остальных зданий ансамбля зодчий вынес на главный фасад новой постройки формы, свойственные медресе (портал, высокие стены и башни-минареты по углам), а не соборной мечети, которую он разместил во дворе, показав над фасадом здания лишь ее барабан и купол.
Избранное решение позволило придать ансамблю ту типичность среднеазиатских архитектурных композиций, о которой мы говорили выше.

Единое по замыслу с двумя другими медресе Регистана, медресе Тилля-Кари во многом от них отличается. Портал на его фасаде не так велик и пропорционально к остальной поверхности стен занимает сравнительно немного места. Тем не менее, он является архитектурным центром площади и первый воспринимается с Регистанской улицы. Пятигранная ниша портала имеет в глубине три двери. Из ниши открывается прекрасный вид на площадь и видимые несколько в ракурсе фасады медресе Шир-Дор и Улугбека. По сторонам портала фасад здания украшен двумя рядами стрельчатых ниш, в которые выходят двери и окна шестнадцати худжр, расположенных по переднему фасаду. Эти ниши-лоджии на фасаде лишают стену здания той монолитности, которая была свойственна более ранним постройкам.

Новый подход к разделке фасада получил широкое распространение в XVI веке в Бухаре при строительстве медресе. Архитектор медресе Тилля-Кари воспринял эту бухарскую традицию и применил ее с некоторыми видоизменениями. Интересны угловые минареты на переднем фасаде, сделанные в виде башенок, увенчанных фонарями.

Во внутреннем дворе нет ощущения замкнутости и изолированности, которое мы отмечали в медресе Шир-Дор. Это объясняется не только большими размерами двора, но также и тем, что с трех сторон двор окружен одноэтажными постройками. За их стенами видны соседние дома, сюда легко доносится шум улиц.
С трех сторон двор окружает обычная аркада худжр, прерванная посередине каждой стороны небольшим порталом. Западная сторона двора во всю длину занята помещениями мечети. Посередине — высокий портал, за которым расположено крестообразное в плане главное помещение мечети. Здесь находится михраб и минбар - кафедра для имама. Над этим помещением, покрытым куполом, возвышался второй высокий декоративный купол, от которого теперь сохранился только цилиндрический барабан, видимый с площади.
Боковые части мечети представляют большие, удлиненной формы залы, пересеченные двумя рядами столбов, поддерживающих перекрытие, состоящее из маленьких куполков. В сторону двора эти залы выходят широкими арками.

Впечатление от изразцовой отделки медресе Тилля-Кари в значительной мере снижается тем, что она сильно повреждена. Во время землетрясения в начале XIX века рухнула верхняя часть главного портала и была восстановлена при эмире Хайдаре, но без изразцовых украшений. Сильно пострадали от времени и другие части декоративной облицовки. Во дворе, кроме пиштаков, цветные украшения сохранились в тимпанах только двух арок, служащих входами в худжры.

Вместе с тем приходится констатировать более низкое, чем в медресе Шир-Дор, техническое и художественное качество большей части цветных облицовок медресе Тилля-Кари. Наряду с резной мозаикой здесь была широко применена отделка поверхности стены квадратными керамиковыми плитками с расписным и глазурованным узором.

Эти майоликовые плитки явились своеобразной эмитацией узоров резной мозаики, с той разницей, что элементы узора не вырезали каждый отдельно, а рисовали красками на поверхности плитки и затем уже покрывали глазурью. Этот прием упрощал и удешевлял изготовление цветных керамических украшений, но одновременно снижал их художественную ценность. При исполнении росписи на плитке никогда не удавалось достигнуть такой четкости рисунка и чистоты цвета, какие отличают панно и фризы с мозаичным узором.
Майоликовые плитки, украшающие тимпаны многих арок во дворе медресе, имеют стилизованный растительный узор, исполненный, по преимуществу, лимонно-желтым цветом по синему фону. Цвета глазури блеклые и не чистые. Также тусклы, а иногда и грязноваты в оттенке краски мозаик, сохранявшихся в тимпанах больших арок во дворе.

В изразцовой отделке медресе заметна небрежность, спешка, быть может, объясняемая тем, что здание достраивалось и отделывалось, несомненно, уже после смерти Ялангтуш-бахадура.
Оригинальна и интересна роспись, украшающая внутри главное здание мечети. Пышная, декоративная живопись покрывает стены высокого купольного помещения от мраморной панели внизу до самой вершины внутреннего купола. Роспись исполнена клеевыми красками с обильным применением позолоты.
Декоративный карниз сталактитов украшен старинной манерой рельефной живописи, называемой «кундаль», хорошо известной по памятникам XV в. в Самарканде. Особенность этой росписи состоит в том, что предварительно на гладкую поверхность стены основные линии узора наносились густой глинистой массой. В дальнейшем при раскраске эти линии оставались выпуклыми.

В узорах сочетаются геометрические и стилизованные растительные мотивы, исполненные синей, красной и белой красками. Особенно интересны панно с изображением букетов цветов в вазонах, стилизованный мотив кипариса в росписи плоских сталактитов и геометрические плетенья, образующие звездообразные и многоугольные фигуры, заполненные растительными розетками. Обилие позолоты в росписях стен мечети дало наименование всему зданию медресе: Тилля-Кари — значит «позолоченная», «покрытая позолотой».

Наверх